Истории

Грег Луганис: история спортсмена, живущего 20 лет с ВИЧ

В большом спорте не так много примеров, когда спортсмену удавалось одержать верх над самым серьезным соперником, которого только можно представить. Вирусом иммунодефицита человека. И если сейчас эта победа не кажется фантастикой благодаря современным схемам лечения, в далекие 80-е это противостояние не оставляло шансов никому.

Грег Луганис, американский спортсмен и единственный обладатель 4 золотых медалей по прыжкам в воду стал исключением из правил. И хоть диагноз заставил оставить карьеру, годы терапии и работы над собой помогли вернуться в большой спорт уже в качестве тренера. В день борьбы со СПИДОМ мы решили вспомнить его историю. 

Диагноз и выступление в Сеуле

Грег узнал о своем диагнозе в 1988 году перед участием в Олимпиаде в Сеуле. На тот момент в копилке спортсмена было две золотых медали и серебро и он был одним из самых выдающихся спортсменов США. О своем диагнозе Грегу сообщили за 6 месяцев до начала игр. Его врач, по совместительству двоюродный брат, уговорил спортсмена не уходить из спорта и прописал чуть ли не единственный в то время препарат от ВИЧ, обладавший достаточно сильной токсичностью, – АЗТ.

Не смотря на прием АЗТ, три работы и переживания из-за диагноза, уже через пол года Грег оказался на трамплине на Олимпийских играх в Сеуле. Не знавшие ничего о его диагнозе зрители, как всегда ожидали от Луганиса чуда, не подозревая, насколько тяжело спортсмену даются выступления.  

19 сентября во время квалификации Грег выполнял прыжок в два с половиной оборота. Не рассчитав траекторию, спортсмен ударился головой о край доски трамплина, разбил голову в кровь и упал в воду. Ошибка была засчитана судьями и Грег ушел с первого места на пятое на этапе квалификации, что ставило под вопрос его возможность пройти дальше, поскольку ему предстояло прыгнуть еще несколько раз, а в финал проходило лишь 8 спортсменов. 

Я знал, что мне предстоит совершить два прыжка. И оба этих прыжка также, как и предыдущие, будут спиной к бассейну… И когда объявили мое имя, я услышал, как у зрителей перехватило дыхание. Я был уверен: они боятся. Я сделал глубокий вдох,  услышал, как кто-то посмеивается на трибунах. В тот момент мне стало страшно, и я тоже начал смеяться, сказав себе мысленно – “Будь что будет”.

Собрав силы в кулак, Грег смог закончить квалификацию третьим и прошел в финал. На следующий день он взял свою третью золотую медаль, а через неделю “украл” четвертую из рук своего соперника, опередив его всего на 1,14 балла. Так Грег стал четырехкратным Олимпийским чемпионом, единственным среди мужчин.

Слева: Грег после неудачного прыжка. Справа: на следующий день совершает прыжок, который приносит ему золото.

Не смотря на героизм Грега, случай с разбитой головой оставил след на его репутации, поскольку сразу после произошедшего спортсмен не сообщил о том, что подвергал опасности других. И если кровь в бассейне не могла причинить вреда из-за неустойчивости ВИЧ во внешней среде, то врач Олимпийской команды, зашивавший голову Грега, при неудачном стечении обстоятельств мог подвергаться риску.

Сразу после того, как Грег вылез из воды, к нему подбежал врач сборной Джеймс Паффер. У него было не больше 10 минут, чтобы экстренно зашить рану Грега, иначе того ждала бы дисквалификация. К сожалению, у Паффера не оказалось под рукой перчаток, поэтому зашивать голову Грега пришлось голыми руками. 

О болезни Грега и возможном риске заразиться ВИЧ Паффер, как и остальные спортсмены, узнал лишь в 1995 году. Из-за существовавших в то время стереотипов, Грег откладывал это признание до последнего, сделав его лишь спустя много лет в автобиографической работе “Breaking the surface”.

Именно здесь, на страницах книги, он впервые рассказал о том, что знал о своей болезни уже на этапе выступлений в Сеуле. Новость всколыхнула СМИ и подняла вопрос об этичности действий Луганиса, даже не смотря на заявления специалистов об отсутствии риска для других спортсменов и многократные извинения Грега. Прошедший обследование в том же году Паффер, к счастью, не обнаружил у себя признаков ВИЧ.

После Олимпиады

После Олимпиады Луганис завершил спортивную карьеру и перестал появляться на публике. У Грега развилась депрессия, его волновали мысли о смерти.

Я чувствовал себя изолированным, поскольку моя болезнь была для многих тайной. Я не встречался с друзьями и семьей, и хотя о моей ориентации знали почти все (Грег был открытым геем), только несколько людей были в курсе моего ВИЧ-статуса. Я жил как будто на острове.

Спустя несколько лет, Грегу удалось снова вернуться к прежнему образу жизни. В 95-м он написал автобиографическую книгу, а два года спустя принял участие в съемках фильма о своей жизни. 

В начале двухтысячных Грег забросил лечение, потеряв веру в его эффективность и устав от побочных эффектов. Решение отразилось на здоровье: количество Т-лимфацитов упало до 11, а вирусная нагрузка выросла до нескольких миллионов копий вируса на миллилитр крови. Вернуться к приему лекарств Грегу помог новый врач, убедивший его вновь начать очередную терапию с новой схемой лечения, снизившей побочные эффекты.

Возвращение в спорт

В 2011 году Луганис вновь вернулся в спорт, на этот раз в качестве тренера в спортивном клубе в Калифорнии, а уже на следующий год бывшего олимпийца пригласили стать наставником сборной США перед Олимпийскими играми 2012 года в Рио и судьей уже в коммерческом проекте от Red Bull.

Параллельно со спортивной карьерой Луганис  стал участвовать в благотворительных встречах и выступать за права ВИЧ-положительных людей, начал вновь появляться в сюжетах телеканалов и давать интервью.

Сейчас Грегу 58, он находится в отличной форме, он продолжает карьеру тренера, успешно контролирует болезнь и занимается спортом. Среди его предпочтений – йога, круговые тренировки и гимнастика, а поддерживать форму помогает диета с урезанным количеством углеводов. И хоть по его словам, его метаболизм “уже не тот”, беглый взгляд на фотографии легко может убедить в обратном.

Таков результат отношения Грега к спорту, который он сам считает такой же необходимостью, как прием лекарств. Но спорт сыграл не единственную роль: вместе с терапией, вторым лекарством Грега стало отношение к жизни. 

ВИЧ научил меня верить в то, что я гораздо сильнее, чем думал. И показал, что я не должен воспринимать все как должное. Раньше я думал, что едва ли доживу до 30, и вот мне 56. Я никогда не знаю, что будет ждать меня за углом. И я никогда не рассматриваю свои ошибки как неудачи, ведь это не более, чем просто урок. И знаете – таких уроков у меня было достаточно.

Leave a Response